УкрРус

Из журналистского архива КГБ: как колдун вернул легенду "Динамо" с того света

Владимир Мунтян
Владимир Мунтян
© ФК "Динамо" Киев

Журналист Григорий Каневский в разные годы сделал не одно интервью с любимцем киевских болельщиков Владимиром Мунтяном. Вашему вниманию "Обозреватель" предлагает фрагменты одного из них, которое КГб сделал с "Муней" (так болельщики называли полузащитника) в октябре 2003 года. Уверен, многое вы узнаете впервые.

Есть имена, без которых невозможно представить историю киевского "Динамо". Среди тех, кто писал её победные страницы, достойное место занимает Владимир Мунтян. Заслуженный мастер спорта, семикратный чемпион СССР (этот рекорд никому, кроме Олега Блохина, не удалось повторить), четырехкратный серебряный призер Союза, обладатель Кубка Кубков и Суперкубка УЕФА. За двенадцать лет он сыграл в киевском "Динамо" 302 матча, 49 раз выходил на поле в футболке сборной СССР, является участником чемпионата мира 1970 года.

В январе 1995 года он, тогда главный тренер молодежной сборной, созвал журналистов на пресс-конференцию и объявил, что отправляется в Москву, а оттуда… в Гвинею, где два года будет тренировать сборную. Растерянные лица коллег свидетельствовали: никто не ожидал подобной новости. Не скажу, что он до конца нас убедил – что-то в его аргументах показалось нам спорным, но главное мы поняли: в Африку Владимир едет не за "длинным" долларом, а из-за принципиальных разногласий с федерацией.

- Семь лет ты отдал африканскому футболу: три года тренировал на Мадагаскаре главный армейский клуб страны КОСФАП, еще четыре занимался в Гвинее национальной сборной. Экзотики хватало?

- С избытком. Случалось такое, что и врагу не пожелаю. Однажды утром проснулся и во всем теле почувствовал странную скованность. С трудом мог двигать руками, ногами, шеей. Хочу разжать скрюченные пальцы – не слушаются. Проходит день, другой, неделя – никаких улучшений. И невыносимая боль в суставах. Меня буквально на руках несли в машину. Врачи – и местные, и посольские – ничего не могли понять. Отправили в Киев, но и здесь медики всех специальностей терялись в догадках. Пришлось вернуться в Гвинею.

- Представляю твое настроение!

- Не говори! Несколько месяцев не мог двигаться, но и в том состоянии пытался работать. Благо, хоть были большие паузы – национальная сборная собиралась незадолго до турниров.

- Кто же избавил тебя от страшного недуга?

- Колдун, волшебник, шаман – не знаю, как его назвать. Я в него сразу поверил. Было в нем, понимаешь, нечто такое, что внушало уважение, заставляло поверить, хотя с виду невзрачный. Объяснил, что я заколдован и он должен очистить мое тело и душу от злых чар.

- Где же ты его нашел?

- Не я, а посольство – спасибо этим добрым людям. Он приходил, садился напротив… Молчал или что-то шептал, пичкал снадобьями. И наступил день, когда, пробудившись, я без малейших усилий смог двигаться, разгибать пальцы. И никаких болей! Фантастика? Вот когда я понял, что такое счастье!

- Знаю, что и на Мадагаскаре, и в Гвинее ты поработал на совесть.

- Относились ко мне все – от игроков до президента страны – великолепно! Думаю, оставил по себе неплохую память – моя команда вышла в финальную часть Кубка Африки.

- А не ошибкой ли было твое решение уехать в Гвинею? Извини, что ворошу прошлое, но когда в 95-м году ты спешно собрал нас на пресс-конференцию, мне показалось, что ты чего-то недоговаривал…

- Наверное, ты прав.

- Что же стало последней каплей, переполнившей чашу твоего терпения?

- Ну, главная причина известна. Я предложил сделать "молодежку", которую тогда тренировал, базовой командой национальной сборной. Помнишь, какие ребята у меня играли? Шовковский, Ващук, Кривенцов, Парфенов, Кардаш, Мороз, Ребров, Косовский, уже и Андрюша Шевченко подключался – он был двумя годами моложе. Но…

"Вот, – думаю, – что меня здесь ждет?" И тут приглашение в Гвинею. Я к нему не сразу серьезно отнесся: на цепком крючке держала "молодежка", да и весь наш футбол. Мне ребят больше, чем себя, жалко было. Сроднился с ними. Не успел даже со всеми попрощаться, только Парфенову, он капитаном был, в Одессу позвонил, попросил, чтобы всем от меня благодарность передал. Дима чуть не плакал, да и у меня голос дрожал.

- Я знаю, как много ты в них вложил. Врачу, массажисту, администратору – им не федерация платила, а ты сам из Фонда Мунтяна. Никому ведь до этой команды и дела не было, в падчерицах ходила. Завтра матч, а в городе не единой афиши. В Испанию, на международный турнир, на перекладных добирались, прибыли за три часа до начала матча, а всех обыграли: испанцев, итальянцев, чилийцев, американцев, грузин. Но кто это оценил? И такого фаната отпустили с легким сердцем?

- Когда к президенту федерации Виктору Максимовичу Банникову пришел, думал, он скажет: "Не пори, Володя, горячку, еще не все потеряно", – а он наоборот: "Это выгодное предложение, тебе надо ехать". А сказал бы: "Останься", и я тут же билет свой порвал бы. Да я без оплаты готов был работать!

- Непросто такие решения принимаются…

- Мучительно! Хотя Банников был прав. Знаешь, сколько я в Гвинее получал? Четыре тысячи баксов в месяц. А здесь, смешно сказать, – восемнадцать долларов! Олег Базилевич, тренер национальной сборной, профессионал, светлая и мудрая голова, и того меньше.

- "Динамо" чаще всего играло на результат – мощно, атлетично, но не всегда зрелищно. Московский "Спартак" смотрелся поинтереснее – широта маневра, импровизация, атака веером, раскованность. Правда, оборона хромала. Какой футбол, Володя, тебе ближе – Лобановского или Бескова?

- И тот, и другой. Не скрою, я любовался игрой "Спартака" – при Бескове он был очень хорош. Романцев пытался сохранить его стиль, но это была уже далеко не та команда. В идеале я бы объединил обе школы – это был бы мощный сплав!

- Команда вашего призыва была, как многие считают, добротнее той, что пришла вам на смену…

- Мне трудно об этом судить – со стороны виднее. Могу только о себе сказать: мне игра нравилась лишь в том случае, если я получал от нее удовлетворение. Тренер не всегда скажет, что недоволен тобой, но сам ты безошибочно чувствуешь, где сплоховал. У меня, помимо тренерской установки на игру, была и своя. К примеру, я должен сделать не меньше десяти ударов по воротам и энное количество передач. Иначе зачем выхожу на поле? Если честно, то мне себя не в чем упрекнуть: я полностью выкладывался в каждом матче. Да и все наши ребята тоже – если бы играли каждый сам за себя, то ничего бы мы не добились.

- Послушай, Володя, а не пора ли тебе сесть за книгу? Есть ведь о чем рассказать.

- Еще рано. Вот когда уже совсем выйду в тираж… А сейчас работать хочу, руки чешутся.

Владимир Федорович Мунтян и сегодня в большом футболе. Он является членом Исполкома ФФУ, возглавляет общественную организацию "Ветераны ФК "Динамо" Киев", главный тренер команды звезд "Динамо" разных поколений. Так что если решит все-таки сесть за книгу, то рассказать ему действительно будет о чем.

Присоединяйтесь к группам СпортОбоз на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги