УкрРус

"Гонять, как "сидоровых коз": воспоминания легенды "Динамо"

Евгений Рудаков
Евгений Рудаков
© footballfans.com.ua

Антон Идзковский, Олег Макаров, Евгений Лемешко, Виктор Банников, Евгений Рудаков, Юрий Роменский, Виктор Юрковский, Александр Прохоров, Виктор Чанов, Игорь Кутепов, Михаил Михайлов, Александр Шовковский… Каждый из них внес свою лепту в прекрасную историю киевского "Динамо", которое в 2017 году отметит свое 90-летие. Пусть на меня не обижаются стражи ворот киевского клуба, но, на мой взгляд, одним из самых ярких и мастеровитых был Евгений Рудаков.

Родился он в Москве 2 января 1942 года, покинул этот мир в Киеве 21 декабря 2011 года. У него очень яркая вратарская визитная карточка. Судите сами: заслуженный мастер спорта, в составе "Динамо", в которое перешел из николаевского "Судостроителя" в 1963 году, стал шестикратным чемпионом СССР, четырежды выигрывал союзное "серебро", дважды становился обладателем Кубка СССР.

258 матчей отыграл в воротах "Динамо" в чемпионатах СССР. Лучший футболист СССР 1971 года, трехкратный обладатель приза журнала "Огонек" – лучшему вратарю страны. А еще Евгений Рудаков – обладатель Кубка Кубков и Суперкубка УЕФА 1975 года. 47 матчей отыграл за сборную СССР, стал серебряным призером чемпионата Европы и бронзовым призером Олимпийских игр 1972 года. Участник отборочных матчей ЧМ-1970, ЧМ-1974 и ЧЕ-1976.

В этом году ФК "Динамо" (Киев) отмечает 50-летие своего первого "золотого дубля". В 1956 году команда под руководством Виктора Маслова получила "золото" чемпионата СССР, опередив на девять очков армейцев Ростова, и завоевала Кубок страны, обыграв в финале в Москве местное "Торпедо". В этом успехе большая заслуга была вратаря киевлян Евгения Рудакова.

Я много лет был знаком с Евгением Рудаковым. После того, как он оставил большой футбол, он часто ездил с командой ветеранов "Динамо", ворота которых надежно защищал во многих матчах. Часто в автобусе мы оказывались рядом, поэтому бывало я включал свой диктофон и задавал вопросы, некоторые из которых подаю в этом материале.

- Как ты оказался в "Динамо"? Ведь в Николаеве ты играл достаточно успешно…

- В 1963 году Антон Идзковский, легендарный вратарь, привез меня в Киев на просмотр. Но динамовским тренерам я не приглянулся – сыроват и угловат… И уже начал было собирать чемодан, когда в дело вмешался "Михалыч" – Коман, который уговорил Виктора Терентьева дать мне шанс. В "Динамо" тогда подобрался очень сильный "дубль", в составе которого я стал чемпионом страны, однако опыт и мастерство доставались очень тяжело.

Ошибок допускал очень много, пропускал самые курьезные мячи и, как и положено, зрители часто меня освистывали: ничего не поделаешь – такая вратарская доля… Говорят, пока не пропустишь все, что тебе предписано, хорошим вратарем не станешь. Главное, чтобы хватило терпения у тренера… В том сезоне я сыграл всего лишь одну-единственную игру за основной состав: было это во время визита румынской "Стяуа роша". Сыграли, кажется, 2:2, но точно помню, что перед игрой очень долго настраивался, чтобы, не дай Бог, не начали дрожать руки-ноги.

- В "Динамо" надежно играл Виктор Банников. Тяжело было пробиваться в "основу"?

- Витя был классным вратарем! Может быть, мне еще и немножко везло: в том году окончательно повесил "бутсы на гвоздь" Олег Макаров, и я стал дублером Банникова, хотя опыта все-таки было недостаточно… Когда в конце 1963 года в Киев приехал Виктор Маслов, мои шансы значительно усилились: тренер много работал со мной на весенних сборах, и как только начался сезон, в первой же игре поставил в "основу"… Три матча я отстоял неплохо, но на четвертом "сгорел" – как раз во встрече с московским "Торпедо"! И сразу же сел в "глубокий запас".

- А затем был "золотой дубль" в 1966 году.

- В 1966 году Банников, а также Сабо и Поркуян уехали на чемпионат мира в Англию. Тогда мы, молодые, так здорово заиграли, что "старикам", вернувшимся домой, с большим трудом удавалось отвоевывать утерянные позиции. Однако я так много "пахал" на тренировках, что "количество", хоть и медленно, но все же постепенно начало перерастать в "качество"…

- Почему некоторые полевые игроки зачастую неуважительно и без должного пиетета относятся к вратарям? И, если вратарь делает какой-нибудь необдуманный поступок, то тут же следует реакция коллег: "Что с него взять – он же вратарь!.."

- Вратарь, по большому счету, это существо другой породы. Когда выручает, он любим всеми и уважаем: в этих случаях на него едва ли не молятся, он – "в авторитете"! Но стоит голкиперу занервничать, а это состояние очень быстро передается защитникам, которые тут же начинают паниковать, на него валятся все ошибки…

Считаю, что вратари – особые люди. Во всяком случае, отличающиеся от полевых игроков. Задумчивые, погруженные в себя, много о чем-то думающие. О чем? Наверное, постоянно осмысливают свое предназначение быть у последней черты. А последняя черта – она и в игре последняя. За ней – уже непоправимое!

Вообще вратарской доле не позавидуешь – нагрузка во время игры сумасшедшая! Иногда бывает, за мачт сделаешь один-два броска, а в раздевалке станешь на весы – трех-четырех килограмм как не бывало… А полевой игрок "наматывал" километр за километром – и не больше минус двух кг!.. Нервная у нас работа!

Ведь "просто футболисты" за игру могут ошибаться хоть каждую минуту – кто-то да сумеет исправить их ошибки, а вратарь может отыграть весь матч по высшему разряду, а на 90-й минуте не выручить, и тут же вся многомесячная подготовка команды – насмарку… Всю жизнь – на последней черте!

- Игра кого из коллег тебе импонировала?

- Все вратари разные: и понимание игры, и техника, и реакция, и манера поведения на поле – все это слишком индивидуально. Школы-то у всех разные. Мне было больше по душе манера игры Льва Ивановича Яшина – неброская, без лишнего эффекта, с частыми выходами к линии штрафной площади для подстраховки центральных защитников. А чего стоил его мгновенный ввод мяча в игру рукой, когда половина игроков команды соперника все еще переживают свою неудавшуюся атаку.

- Что чувствуешь, когда в твои ворота назначают пенальти?

- Чувствую себя спокойно. Терять-то нечего: точно пробитый 11-метровый не берется, даже если я прыгну "выше головы"… Взятый вратарем пенальти, прежде всего, – неудача бьющего. Просто вратарю повезло! Хотя у каждого вратаря накапливается достаточно материала на пенальтистов: их ведь не так уж много – в каждой команде не больше двух, поэтому мы за ними следим, изучаем…

- А когда ситуация на поле заставляет тебя нервничать?

- Когда нападающий соперника выходит один на один – знаешь, какими широкими в это мгновение становятся твои ворота! В такой ситуации я, как правило, выхожу из ворот и далее действую уже на автомате, основываясь на собственном опыте, глазомере… Главное в этой истории – не принимать половинчатых решений: если уж пошел, то идешь до конца, кто бы ни встретился на пути.

Также страшно не любил угловые – эта толпа во вратарской площади меня всегда раздражала… Да и штрафные уже тогда так наловчились бить, что какую бы стенку ни поставил, обязательно в самый уголок забросят… Поэтому я и орал на своих игроков, чтобы не "фолили" вблизи штрафной, да и вообще не позволяли пробивать по воротам: если противник перешел на нашу половину поля, полузащитники должны набрасываться на него, как собаки.

Посмотри, как плотно играют англичане: никто перед игроком с мячом не "пласируется" – сразу же атакуют… Вратарь должен летать, быть по-хорошему зверем: орать, ругаться, гонять своих защитников, как "сидоровых коз"…

В моем диктофоне осталось еще много ответов Евгения Рудакова на самые разные вопросы. Завершить же этот материал хочу забавной историей, отношение к которой имел и сам вратарь.

- Как-то я с командой ветеранов ночью возвращался, по-моему, из Херсонской области, на автобусе в Киев. Остановились у придорожной гостиницы и решили в ресторанчике кофе выпить. Посидели, поговорили, вернулись в автобус – а место Рудакова пустует. Начались поиски, волнения, но все тщетно. Где он, наш Женя?

Через час, после безуспешных поисков, мы продолжили путь домой. Утром Рудаков звонит кому-то из игроков и рассказывает: "Игра была сложной, устал. Решил, пока вы будете пить кофе, отдохну. Поднялся на второй этаж, и дверь от одного из гостиничных номеров была открыта. Прилег на кровать – и закимарил". А на второй этаж, действительно, никто из нас не поднимался…

21 декабря 2011 года Евгений Васильевич Рудаков, находясь в своей квартире по улице Суворова, 13, ушел из жизни. Заболело сердце, супруга вызвала "скорую". Врачи настаивали на госпитализации, но Женя, всю жизнь проведший на последней черте, не согласился…

Присоединяйтесь к группам СпортОбоз на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги