УкрРус

Удар ниже пояса: как легенда российского хоккея "похоронил" одного из сильнейших игроков мира

Всеволод Бобров
Всеволод Бобров
© news_enc.academic.ru

Друзья, сегодня вновь поговорим о скандалах, время от времени возникающих в спорте. Носят они разный характер – допинговый, судейский… "Обозреватель" знакомил вас со скандалами в футболе, теннисе, легкой атлетике, борьбе. Сегодня поговорим о некоторых в виде спорта, в который, как поется в известной песне, играют настоящие мужчины – в хоккее скандалов всегда хватало, да и сейчас их немало.

В конце 1960 года настоящий бунт разразился в ЦСКА: вся команда дружно выступила против главного тренера Анатолия Тарасова, и армейские ведомства решили сохранить коллектив, пожертвовав наставником. Но… ненадолго. При новом рулевом, Евгении Бабиче, армейцы скатились вниз в турнирной таблице, а при сменившем того Виноградове – вдрызг разладилась дисциплина. Как вспоминает в своей книге "Скандалы советской эпохи" публицист Федор Раззаков, в марте 1962-го игроки вернулись с турнира в Польше… в стельку пьяными и даже не смогли сойти на перрон Белорусского вокзала, где их ждали болельщики и журналисты. Вот тогда руководство Министерства обороны снова вспомнило о Тарасове, при котором подобных ЧП не было, и быть не могло. Все знали: при этом тренере шаг вправо или влево – "расстрел". Недаром за глаза грозного наставника называли не иначе, как… "хоккейный Сталин".

11 мая 1969 года Дворец спорта в Лужниках был переполнен до отказа. 14 тысяч зрителей, включая первое лицо огромной страны – Леонида Брежнева, пришли посмотреть на решающий матч чемпионата СССР между "Спартаком" и ЦСКА. В присутствии своего самого влиятельного фаната "красно-белые" повели – 2:0, но "тарасовцы" не сдались. Петров сократил отставание в счете, однако судья-хронометрист свистком сообщил о том, что время периода истекло до броска армейца. Реакция Тарасова оказалась молниеносной: тренер ЦСКА просто увел команду в раздевалку и отказался выводить игроков обратно, пока не засчитают шайбу Петрова. Пауза длилась полчаса, и сдался тренер только после того, как ему сообщили о присутствии Брежнева. Но из ЦСКА будто весь воздух выкачали: армейцы безвольно проиграли матч (1:3), а вместе с ним и чемпионат. Досталось и персонально Тарасову – в частности, с него было снято звание "Заслуженный тренер СССР".

13 февраля в рамках решающей встречи Олимпиады-1972 в Саппоро между СССР и ЧССР нападающий чехословаков Вацлав Недомански после остановки игры запустил шайбой в тренера советской команды Анатолия Тарасова: к счастью, резиновый кругляш не достиг цели, ударившись в бортик. Как объяснял потом Вацлав, "всех слов, которыми обзывал меня Тарасов, не перечислить. Не думал, наверное, что русский язык я учил в школе и прекрасно его понимал…" Чехословаки проиграли 2:5, но на ближайший чемпионат мира и Европы в Праге сборная СССР поехала без Тарасова. В Кремле стыдились событий августа 1968-го, хотели положить конец вражде между двумя славянскими народами и намекнули новым наставникам – Всеволоду Боброву и Николаю Пучкову, что при случае этот турнир хозяевам можно и проиграть. Случай представился, в финале чехословаки победили, а проигравшим за это ничего не было.

В конце марта того же года советские хоккеисты совершали турне по Скандинавии, и в Финляндии местные журналисты поинтересовались у главного тренера сборной о том, почему в сборной нет одного из сильнейших игроков мира – Анатолия Фирсова. Всеволод Бобров, не моргнув глазом, поведал дотошным журналистам, что у Фирсова… рак желудка, и жить ему осталось недолго. С кем-то это, может, и прошло бы, но скрупулезные скандинавы делегировали съемочную группу в Москву, чтобы поддержать "смертельно больного" хоккеиста, и были одновременно и приятно, и неприятно шокированы, обнаружив его в отличном здравии. Чувства Фирсова понять несложно:

"С тренером, который меня похоронил, я работать не буду!" Сложно сказать, хотел ли этого Бобров, но сотрудничать с форвардом ему больше не пришлось.

А через несколько месяцев и сам Бобров попал в неприятную историю, когда в компании старого приятеля решил посидеть в ресторане гостиницы "Москва", а в лифте повздорил с кем-то из командировочных, решившим под парами пофамильярничать с большим человеком. Всеволод Михайлович панибратства не терпел, и диалог закончил хуком по физиономии собеседника. А через день вся Москва гудела, что великий хоккеист побил генерала.

Осенью 1973 года в эпицентре скандала оказался бронзовый призер чемпионата СССР – хоккейная команда "Крылья Советов". Москвичи приехали в Саратов на товарищеский матч с местным "Кристаллом". Заезжие звезды, не ожидая отпора от местного коллектива, совсем распоясались, устроив умышленную охоту за несколькими игроками соперника и, если удавалось, сбивали их с ног. Судьи устали удалять матерых авторитетов, и хоккеисты "Крылышек" пререкались с арбитрами в грубой, развязной манере. А когда поняли, что переломить ход игры не удастся – "Кристалл" вел уже 7:0! – бросились на соперников врукопашную. Саратовцы при этом вели себя очень корректно, не отвечая на грубость, и преподали гостям урок вежливости. Дальше – больше: выяснилось, что две главные звезды "Советов" – заслуженный мастер спорта Анисин и мастер спорта международного класса Бодунов, с нетерпением ожидаемые зрителями, вообще не вышли на игру, так как были пьяны. Анисина возле Дворца спорта забрала милицейская машина, а состояние Бодунова отражала его говорящая фамилия. Комитет по физической культуре сделал строгие выговоры не присутствовавшему на матче главному тренеру "Крылышек" Борису Кулагину, его помощникам и ряду особо отличившихся игроков. Анисин и Бодунов получили условные дисквалификации сроком до года. Тем не менее, скандал не помещал "Крылышкам" совершить стремительный рывок, и в 1974 году стать чемпионами СССР.

6 февраля 1975 года во Дворце спорта в Лужниках состоялся матч чемпионата страны между столичным ЦСКА и воскресенским "Химиком". Оба клуба на тот момент входили в четверку призеров чемпионата: армейцы занимали первую строчку в таблице, а "Химик" четвертую, отставая от лидера на семь очков, а от своих ближайших соседей – на два-три очка. Поэтому исход поединка для обеих команд значил очень много. И матч получился по-настоящему захватывающим. Армейцы уступили со счетом 4:5, чем еще больше обострили интригу чемпионата. Именно в той игре случилось ЧП: прославленный форвард армейцев Валерий Харламов в пылу борьбы нанес удар кулаком по лицу своему сопернику Владимиру Смагину, с которым некогда тянул одну лямку в чебаркульской "Звезде", а потом и в ЦСКА. Поступок Харламова был как гром среди ясного неба, ведь в драчунах выдающийся хоккеист никогда не числился. А тут вдруг с такой злостью ударил соперника, что судья удалил Валерия на пять минут. Сам Харламов, несмотря на оправдывавшие его постоянные провокации, тоже посчитал себя виновным и уже на следующий день вечером позвонил Смагину: "Ты извини, Володя, погорячился…". "Ничего страшного, – ответил Смагин. – В игре всякое бывает". 12 февраля в спортивно-технической комиссии Федерации хоккея СССР состоялся "разбор полетов". Харламов целиком и полностью признал свою вину, сообщив, что ничего подобного с ним больше никогда не повторится. Члены СТК оказались вполне удовлетворены раскаянием форварда и ограничились минимальным наказанием: дисквалифицировали его всего лишь на одну игру.

С киевским "Соколом", бронзовым призером 1985 года, за годы его выступлений в высшей лиге чемпионата СССР скандалов не было связано. Запомнились речевки его верных болельщиков из знаменитого пятого сектора:

- Не страшны нам ни "Динамо", ни "Спартак" ни ЦСКА, Юрий Шундров на воротах – он надежней Третьяка;

- Взвейтесь соколы орлами, не жалейте вы себя. И победа будет с нами – "Сокол" верим мы в тебя;

- Что за лапоть деревенский? Это "Химик" воскресенский!

- И в борьбе с зеленым змием – побеждает "Сокол" (Киев)!

Присоединяйтесь к группам СпортОбоз на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги